Архив 2008-2014 » 2010 | 03 Май-июнь

«Теперь мы понимаем…»

В апрельском номере журнала Герой Кузбасса, Почетный гражданин Кемеровской области, руководитель Фонда «Шахтерская память» им. Романова М.И. Найдов рассказал о школах резерва. Известно, что в его практике были и другие неформальные «структуры», а также встречи с женами бригадиров на шахте им. В.И. Ленина. Мы попросили Михаила Ивановича рассказать об этих встречах.

— Все мои действия диктовались или производственной необходимостью, или желанием дать знания членам семьи бригадиров, начальников участков о шахте и шахтерской профессии.

Дело в том, что у большинства сограждан, даже проживающих в шахтерских городах, нет достоверного понимания о шахте и достоинствах шахтерского характера. Сложились примитивные стереотипы: глубокий колодец, тесные тоннели и коридоры, чумазые шахтеры чем-то рубят уголь, им после смены нужно отмываться в мойке, они не прочь выпить водочки и т.д. и т.п.

Мне приходилось убеждать даже директоров предприятий иного профиля в том, что шахта — это завод на поверхности земли, а основное производство — на глубине нескольких сот метров, где расположены: 60-120 км горных выработок, по которым ходят грузовые, пассажирские поезда, смонтированы десятки километров ленточных конвейеров для транспортировки угля; несколько электроподстанций, мощные насосные станции, десятки километров труб противопожарной защиты, забои по добыче угля и проходке новых горных выработок , где практически безостановочно идет работа, и многое другое.

Содействовал тому, чтобы гости шахты посещали подземные горные выработки. На шахте «Северная» мы даже отчеканили особые медали «В честь первого спуска в шахту» с указанием даты. Медали вручали гостям и учащимся ГПТУ, которые приходили на практику.

Почему именно жены бригадиров оказались в шахте? Этому был стимул на шахте «Северная». По итогам очередной пятилетки наш выдающийся бригадир Анатолий Дмитриевич Ракитянский удостоился в 1976 году звания Героя Социалистического Труда и был избран делегатом съезда КПСС. В Москве ему вручили Золотую Звезду Героя. После съезда мы его с почетом встречали в аэропорту. А в квартире накрыли праздничный стол. По такому случаю я всю бригаду освободил от работы. Поднимали рюмки, говорили тосты. Дошла очередь до супруги. Ее тост был коротким: «Какой он Герой, если до сих пор ручка двери сарая болтается!». Мы, конечно, перевели это в шутку. Но я и многие не одобрили такое нерадостное поведение жены Героя. Я не удивился, когда узнал, что их дальнейшая совместная жизнь не сложилась. И мне стало ясно: жены шахтеров должны хоть один раз побывать в забое шахты, где работает муж.

Случилось так, что вскоре мне пришлось проститься с моими соратниками с шахты «Северная». И эту идею я смог осуществить только на шахте им. В.И. Ленина. Если в последующем жен бригадиров в шахте сопровождали другие проводники, то в самый первый раз экскурсоводом был я. Все делалось втайне. В кабинете рассказал о шахте, показал планы горных работ. В женской мойке дам одели в «шахтерки», в ламповой выдали светильники и самоспасатели через плечо, термосы с горячим питанием. К забою везли в пассажирском вагоне. Дальше по уклону и штрекам шли пешком до участка № 11, где механизированным комплексом КМ-130 бригада В. Кузнецова добывала уголек. Шли с остановками, запинались, портянки сползали с ног. Переобувались со смехом и шутками. Не трудно догадаться о реакции и жен, и шахтеров, и мужей-бригадиров.

Экскурсия по лаве была незабываемой. Рассказали, что такое «грудь забоя», до которой еще никто не дотрагивался ни резцами комбайна, ни руками. Я своими руками прошелся по «груди забоя» и измазал женщинам щеки — на память. Вышли из шахты, вручил им по розе из шахтового розария, сфотографировались и пошли в мойки. В столовой уже был накрыт стол. И так же, как при встрече Ракитянского: бокалы вина, тосты. Но тосты жен были совсем другими. Вот как сказала одна из них: «Мне нравится гулять по дамбе реки Уса вместе с мужем. Но теперь понимаю, почему Валера, когда приглашаю его после возвращения с шахты погулять, не всегда это поддерживает». Мне это было — бальзам на сердце. Мало того, женщины есть женщины и уж о таком событии, как посещение «подземелья», расскажут всему городу красноречивее любого директора.

Уместно в связи с этим и такое событие. Шахта им. В.И. Ленина шефствовала над школой-интернатом № 5. И мы организовали у подшефных мастерскую резьбы по дереву. Этому народному ремеслу обучались ребятишки, а их учителя выполняли такую задачу: на чертежных досках, которые изготовлялись из липы, вырезали портреты бригадиров в связи со значительными событиями. Портреты вручались женам бригадиров во Дворце культуры шахты на торжествах в честь Дня шахтера. При вручении я в шутку и всерьез давал им наказ: «Прошу поместить портрет мужа в передний угол комнаты и всем членам семьи чаще на него смотреть с восторгом и благодарностью».

Содействовать авторитету бригадира на шахте и в его семье, престижу шахтерских профессий нужно всегда. Шахтерские жены заслуживают уважения и внимания, должны знать ту среду, в которой их мужья проводят полжизни. На это не должны влиять ни мировые финансовые кризисы, ни занятость по работе, ведь благожелательность не требует материальных затрат: организуй спуск в шахту, купи розы, накрой достойный стол и скажи добрые слова. И делать это нужно искренне и с удовольствием.

Главная » Архив 2008-2014 » 2010 | 03 Май-июнь » «Теперь мы понимаем…»

Просмотров всего 1793942 сегодня 524 вчера 468 сейчас 18