Архив 2008-2014 » 2010 | 04 Июль-август

График «Койка –мойка»

Любое собрание на тему улучшения условий труда шахтера в Кузбассе сегодня сопровождается двумя ключевыми темами: повышение оплаты труда и изменение графика работы

Начиная с 2007 года работники отдаленных от городов области угольных предприятий пытаются отстоять право трудиться в удобном для них режиме, когда чистое рабочее время составляет 8 часов, а ритм рабочей жизни сводится к понятному «сутки через трое». Аргументация шахтеров звучит убедительно:

— Переход на 6-часовой график работы приводит к полному сбою жизни вне угольного предприятия, — объясняет свою позицию Николай Н., горняк с длительным стажем работы. — Добираться до места работы приходится около 2 часов, непрерывное производство заставляет нас трудиться как в первую, так и во вторую, третью смену, а короткий отдых не позволяет выполнить элементарные домашние заботы. Какой из меня отец семейства, если я ухожу из дома в 9 вечера, заступаю на смену в 12 ночи, в 9 утра возвращаюсь отсыпаться, а сын только что в школу ушел? К вечеру проснусь, а домашние уже готовятся ложиться. Потом выхожу в другую смену — нормальный природный световой день для меня не существует, живу в ритме предприятия и без него фактически не существую.

Николай работал и по 8, и по 9, 12 часов под землей:

— В середине 90-х никто особо графиком труда не озабочивался, поэтому шахтеры устанавливали для себя тот, что был им удобен. Например, вечернюю смену сокращали до 9 часов, а в ночную вкалывали все 12. Для забойщиков это, разумеется, адский труд, но для подземных вспомогательных служб нормально.

Про нормативы труда руководители «вспомнили» в 2007-м, после череды страшных аварий. Оказалось, что после 6 часов накапливается усталость, а в объяснении причин аварий постоянно присутствовал момент неправильных действий угольщиков вследствие их неадекватной реакции, недооценки опасности. Начали переводить все угольные предприятия области на 6-часовку. Тогда под влиянием профсоюзного активиста Геннадия Грушко на шахтах «Есаульская» и «Тагарышская» прошли «акции неповиновения» — горняки стогнировали работу предприятий на некоторое время.

— Мне трудно однозначно определить отношение к этим «забастовкам», — объясняет Николай Н., — но в одном я с Геннадием абсолютно согласен: если бы медики провели доказательное расследование состояния здоровья шахтера в неестественном для человека режиме 6-часовой рабочей смены и сравнили с 8-часовым режимом (при котором 3 суток человек хорошо отдыхает и живет полноценной жизнью) — наверняка те или иные аргументы выглядели бы более убедительно. Пока что разговор идет на основе эмоций и ощущений работников и выгоды работодателей.

Научных учреждений, оценивающих здоровье работника угольной промышленности — а по необычности условий труда оно может быть приравнено к ощущениям космонавта, — в России единицы. Одно из них расположено в Новокузнецке. Филиал ГУ «НИИ общей реаниматологии РАМН» занимается анализом критических состояний горняков, для чего изучает влияние труда под землей на организм человека.

— Не так давно мы исследовали гемодинамику шахтеров при 6-часовом рабочем режиме, — рассказывает руководитель филиала, профессор Юрий Алексеевич Чурляев, — научная работа велась на двух подземных шахтах Новокузнецка, в ней приняли участие около 300 горняков. Люди проходили профосмотр перед началом трудовой смены и после ее завершения. Характерно, что общее время нахождения на рабочем месте превышало 6 часов: около 40 минут работник добирался до своего рабочего места и столько же времени тратил на то, чтобы прийти на профосмотр.

— Исследование показало: гемодинамика (то есть процессы, связанные с кровообращением) шахтера после смены находилась в пределах нормы, однако наблюдались некоторые изменения. Говоря понятно — нарастает напряжение, усталость, внимание ослабляется. Физически человек способен трудиться, но он устает гораздо быстрее, а главное, начинает неправильно оценивать ситуацию, поскольку реакция и чувство критики сводится к минимуму. Таким образом, можно сделать вывод, что продолжение труда шахтера нежелательно. Особенно этот вывод относится к людям, чей подземный стаж превышает 10 лет. Изменения гемодинамики у них носят более выраженный характер. Параллельно мы смотрели состояние трудящихся, занятых на дорожно-строительных работах. Работа там длится в течение всего светового дня, но изменений в организме, соотносимых с изменениями в организме шахтера после 6 часов труда, не наблюдается.

Юрий Алексеевич признает, что выводы носят косвенный характер, для конкретизации ситуации требуется более тщательное ее изучение. Современная аппаратура позволяет, при помощи закрепленных на теле датчиков, отслеживать состояние здоровья человека круглосуточно. Но, во-первых, такой аппаратуры в Новокузнецке нет, во-вторых, работники предприятий неохотно идут навстречу врачам.

Тем не менее, медики Кузбасса не перестают заявлять о необходимости пересмотра законодательных основ горняцкого труда. «Необходимо вывести сохранение здоровья, сохранение трудоспособности шахтера на первое место. Исходя из этого, уже обосновывать график работы, принципы оплаты, структуру профилактики», — считает заместитель директора НИИ комплексных проблем гигиены и профессиональных заболеваний СО РАМН по научной работе Анатолий Михайлович Олещенко. Тема сокращения трудового времени до 6 часов присутствует во многих его публикациях, но она далеко не исчерпана. Однако имеется перспектива и реальная основа для дальнейших научных изысканий, способных, наконец, расставить точки над i.

По заказу администрации области уже разработан проект целевой программы «Предупреждение профессиональных заболеваний работников угольной отрасли Кузбасса», которая готовится к принятию Законодательным Собранием. Среди прочих мероприятий в ней запланировано проведение мониторинга состояния здоровья работников, занятых во вредных и опасных производствах. Итоги мониторинга приведут к внедрению системы предупредительных мер по возникновению профессиональных заболеваний. Она включает: использование форм организации работ при вредных и опасных условиях труда, основанных на принципе «защиты временем»; определение сменных нагрузок (экспозиционных доз) на работающих с вредными производственными факторами (пыль, шум, вибрация, тяжесть труда и другие); ограничение использования продолжительности рабочей смены сверх установленной с учетом состояния условий труда для работников с вредными условиями труда; внедрение внутрисменных режимов труда и отдыха. Без сомнения, медицинские выводы могли бы помочь грамотному формированию трудовых норм. Окончательное решение по этому вопросу может быть принято только на федеральном уровне (что, собственно, и делается), но доводы депутатов Государственной Думы станут более доказательными при наличии аргументации в ту или иную пользу.

До начала «перестроечных» 90-х, по словам врачей, именно так все и было. Заключение от здравоохранения ложилось в основу правовых рабочих норм. Сегодня за основу берется выгода работодателя, который не готов вкладывать существенные деньги в детальное изучение условий труда ради комфорта жизни тружеников и лавирует на пределе законности. За что и платит порой в 1000 раз дороже.

Марина Веремеева

Главная » Архив 2008-2014 » 2010 | 04 Июль-август » График «Койка –мойка»

Просмотров всего 1911874 сегодня 181 вчера 429 сейчас 10