Архив 2008-2014 » 2011 | 02 Март-апрель

С крепостью песчаника: Николай Павлович Олейник

Работать вполсилы в его бригаде считалось предательством.

Николай Павлович Олейник (1936 — 2011), заслуженный шахтер РСФСР, почетный шахтер МНР, почетный шахтер РФ, кавалер орденов Ленина, «Знака Почета», медалей «За трудовую доблесть», знаков «Шахтерская слава» всех степеней. Он относится к тому поколению шахтеров, на долю которого выпало самое трудное и интересное время освоения первого угольного предприятия Междуреченска — шахты «Томусинская 1-2» (с 1970 года — имени Ленина). Сохранилась фотография, запечатлевшая молодых парней перед спуском в шахту в фибровых касках. Под руками самый ходовой инвентарь — лопаты, топоры и двуручные пилы, в шутку названные «Дружба-2».

 

Николай Павлович Олейник (1936 — 2011), заслуженный шахтер РСФСР, почетный шахтер МНР, почетный шахтер РФ, кавалер орденов Ленина, «Знака Почета», медалей «За трудовую доблесть», знаков «Шахтерская слава» всех степеней
 

Потомственный шахтер быстро обратил на себя внимание руководства спокойствием и деловитостью, чутьем оказываться там, где наиболее сложно и ответственно, умением принимать верные решения.

И неважно, что опыта было меньше, чем у иных бывалых забойщиков, на смене его коренастая фигура всегда оказывалась в нужном месте и в нужное время. Потому и доверили управлять сменой. Жестом, взглядом, изгибом брови он без лишних слов мог показать, за что браться и куда что следует нести. В его смене крутились все. Работали так, что забывали про «тормозки».

Пройдет еще немного времени, и Николаю Олейнику доверят руководство бригадой. Выбор был безошибочным. Николай быстро навел порядок по всем сменам. Товарищи по забою говорили о его воспитательной мудрости. Бывало, подойдет к молодому папаше и только спросит: «Почему глаза сонные, ребенок спать мешает? Дай-ка лопату, а ты пока пойди ленту включи». Или почует от кого-то вчерашний душок и скажет: «Потеть в шахте не вредно, но не таким же липким потом. А ну, поднажми, чтобы дурь быстрее вышла».

Руководитель коллектива стал приучать людей к самостоятельной оценке обстановки, умению взять на себя ответственность, то есть к тем качествам, которые выработал в себе сам.

— Николай был сам хороший работяга и точно знал, чего надо нам, пришедшим на шахту, — рассказывал его сверстник Владимир Меринов. — После войны мы еще жили неважно, хотелось приодеться, сводить девчонок на танцы и в кино. Многие парни уже обзавелись семьями, необходимо обустраивать свои углы. Палыч своим примером показывал, как надо зарабатывать деньги. Работать вполсилы в бригаде считалось предательством. После смены, когда требовалось, легко уводил ребят на достройку дома товарищу. Он — настоящий мужик!

Бригада работала хорошо, вышла на тысячетонную нагрузку в сутки. Состав всегда стабильный и попасть в бригаду Олейника было непросто. Креп авторитет бригадира. В тридцать два года его избрали депутатом областного Совета. Имя бригады чаще стало появляться в газетах. Но Олейнику, в общем-то, с настороженностью относившемуся к славе, хотелось большего. Он все чаще заглядывал в другие лавы, где осваивались комплексы и устанавливались первые рекорды, присматривался, словно готовился к броску.

Соперники по соревнованию были достойные — очистные дружины А.П. Грачева, Д.И. Юшкова, Х.Б. Булатова и другие. Но ребята в разгар очередной ударной вахты в 1971 году сами подошли к Палычу: слабо нам, что ли, побить их?

Олейник об этом только и думал. Два года назад бригада А.П. Грачева комплексом ОМКТ-М установила рекорд шахты, выдав за месяц из механизированной лавы 36277 тонн угля при среднесуточной добыче 1395 тонн. Щитовики вышли на передовые рубежи шахтеров–механизаторов страны. А теперь и они обкатывают такую же технику. Созрели мои ребята, решил про себя бригадир и скомандовал: «Вперед и ни шагу назад!»

Фото из личного архива Н.П. Олейника

Красивую, рациональную, продуманную работу, когда каждое движение рассчитано, язык не поворачивается назвать штурмом. За ними следила вся шахта. Поднажали и соперники. Но рекорд все же побили: за месяц из одной лавы выдали 36820 тонн, а среднесуточная нагрузка составила 1530 при плане 1000 тонн. Старались все звенья — Владимира Тихонова, Ивана Журбенко, Ивана Малышева.

Рекорды становились нормой почти для всех коллективов. И заводилой стала бригада Николая Олейника. В 1973 году впервые за двадцатилетнюю историю шахты было выдано на-гора более 3,5 миллиона тонн, в том числе 190 тысяч сверх плана. Шахте, теперь уже носящей имя Ленина, вручили памятный знак «За трудовую доблесть», а бригаде-победительнице среди очистных коллективов угольных предприятий Кузбасса Н.П. Олейника — памятный знак «За ударный труд».

Секретарь партбюро участка №7 В.М. Шалунов в междуреченской городской газете «Знамя шахтера» с гордостью писал: «В коллективе участка господствуют высокие моральные принципы, существует крепкая деловая спайка, трудовая атмосфера и взыскательность друг к другу и, вместе с тем, уважительное отношение и доверие к людям. В течение года на участке не допущено ни одного прогула, а коллектив славится высокими показателями по добыче угля».

За успехи, достигнутые в выполнении заданий пятилетнего плана, Указом Президиума Верховного Совета СССР была награждена большая группа горняков и среди них орденами Ленина директор Ф.И. Стержанов, бригадиры А.П. Грачев и Н.П. Олейник.

Уголь легким не бывает. Тот, что пришлось выдавать в других условиях под другим щитом в 1974 году, был особенно проблемным. На пластах с углом падения более 12 градусов секции комплекса ОКП двигались плохо, часто опрокидывались. Бригадир забил тревогу, потребовал в забой разработчиков. На выручку пришли ученые института «ПечорНИУИ». Совместно с ними разработали и установили конструкции дополнительных рычагов-укосин для устойчивости секций. И дело не только сдвинулось, но и привело к очень высоким показателям. В тот год бригада Н.П. Олейника перешагнула годовой рубеж далеко за четыреста тысяч тонн. Производительность была доведена до 780 тонн на одного рабочего в месяц.

Показатели крепкого коллектива с хорошо организованными службами передового участка с каждым годом улучшались. Олейниковцы спокойно, без надрыва работали в желаемом годовом полумиллионном режиме. Но шахта дорабатывала вскрытые запасы, требовалась реконструкция. Однако не всегда оправданно на некоторых других очистных участках дела шли ни шатко ни валко.

Пошли разговоры, дескать, маякам создают условия. Это больно ударило по самолюбию руководства участка №7. Было обидно: за годы работы механизм взаимодействия между сменами, всеми вспомогательными службами был отлажен до тонкостей. На долю маяков трудностей выпадало не меньше, чем другим. Просто их научились стойко преодолевать. И тогда начальник лидирующего участка Ю.Н. Шалкевич вместе с бригадиром Н.П. Олейником и всего несколькими классными щитовиками попросили директора о переводе в любое отстающее подразделение по добыче угля. В середине года, точнее, в июле 1979-го, их перевели на хронически отстающий участок № 9.

Пришлось все начинать с нуля. В отстающей бригаде с начала года долг по добыче — 14 тысяч тонн, он продолжал расти. Опытный начальник Юрий Николаевич Шалкевич рассказывал:

— В коллективе никакой организации, люди работают по принципу «лишь бы смена прошла». Пока я наводил порядок с горным надзором, Николай Павлович пересматривал систему управления в сменах. Первое, что он сделал, — назначил сменными бригадирами самых знающих и опытных горняков. Занялся расстановкой людей под щитом.

— Если не каждый, то большинство членов бригады должны быть всегда готовы заменить друг друга, — считал Николай Павлович. — Организация труда в лаве должна быть построена на взаимозаменяемости. Скажем, кто неделю или месяц назад (здесь право звеньевых) работал на нише, сегодня должен уверенно встать на передвижку секций щита, к пульту управления маслостанции. Потом его заменит товарищ, стоявший до этого на другой операции. В результате человек меньше утомляется, совершенствуется мастерство на различных операциях. Возникает чувство полноправного члена большого коллектива.

Новый бригадир оказался до педантизма требовательным. Кое-кому такие порядки не понравились. Не обошлось без стычек, мол, сам попробуй, указывать все мастера. Он брался и доказывал, что ничего невозможного нет.

Главное — не пасовать. Эту принципиальность и умение все доводить до конца унаследовал от своего отца, всю жизнь проработавшего в шахте.

Бригадир не раз беседовал с каждым. Потребовалось немало усилий, времени, терпения, чтобы авторитет вожака в этом коллективе стал не­оспорим. Николай Павлович внушал:

— Для честного шахтера нет более отвратительного явления, чем потеря впустую даже минуты под землей. Это не принудительные работы, вас дома ждут семьи с хорошей зарплатой.

Успех пришел не сразу. Иногда бригадир не выходил из лавы несколько смен кряду. Но постепенно все налаживалось. Укрепили дисциплину, строго спрашивали за уход техники, увлекли рационализаторскими поисками. Участок начал гасить долг, а затем пошли и рекорды.

Николай Павлович Олейник воспитал десятки молодых шахтеров на смену ветеранам. В каждом сумел укрепить веру в себя, выработать крепкий, как песчаник, характер.

Владимир КЕЛЛЕР,

Междуреченск

Главная » Архив 2008-2014 » 2011 | 02 Март-апрель » С крепостью песчаника: Николай Павлович Олейник

Просмотров всего 1911869 сегодня 176 вчера 429 сейчас 6