Архив 2008-2014 » 2013 | 02 Март-апрель

Забойщик №1

Свое слово

Утром 15 апреля 1969 года труженики «Калининки» с нетерпением ждали появления из шахты последней смены забойщиков бригады А.Я. Райдера, которая завершила ударную вахту. Уже было известно, что двое суток назад этот коллектив побил всесоюзный рекорд добычи угля из-под арочного щита (20 304 тонны), установленный четыре года назад бригадой Д.И. Люфта с «Зиминки». Арочный щит Райдер и его товарищи к тому времени освоили основательно, уже достигали приличной отметки в 14 тысяч тонн угля за месяц. Наконец, как венец, — рекорд. Каким он будет? И вот перед административно-бытовым комбинатом шахты вместе с Александром Яковлевичем выстроились забойщики В. Симоненко, П. Зеленков, И. Вальтер, Н. Худяков, Р. Мякуш, Е. Горбунов. Доложили: с пласта мощностью всего 1,8 метра на-гора выданы за 31 рабочий день 22 250 тонн угля! Такому результату могли позавидовать горняки, добывавшие уголь и с гораздо более мощных пластов, с помощью могучих щитов, а не «малюток», какие были на вооружении новых рекордсменов.

В течение всего месяца чувствовали забойщики дружеские руки мастеров-взрывников, лесодоставщиков, машинистов электровозов. Начальник участка В.В. Гонтовский отмечал, конечно, и проходчиков бригады Николая Колесниченко, и монтажников, которые своевременно обеспечили смежников качественным очистным фронтом. Ни разу щит не попал в аварийное состояние. А себестоимость каждой добытой тонны угля оказалась очень низкой — всего 2 рубля 12 копеек. Воодушевленный достижением бригады Райдера, автор арочных щитов Г.Е. Пузырев, начальник лаборатории ВНИИГидроуголь, приехал в Прокопьевск и сказал на торжественном митинге:

— Наметился коренной поворот в сторону роста производительности щитовых перекрытий такого типа, они раскрывают свои громадные возможности. Во всем мире маломощные крутопадающие пласты отрабатывают отбойными молотками, и мало кто видит другие способы. Вы с успехом использовали силу горного давления. Это большой вклад в технический прогресс.

И призывал горняков рудника смелее внедрять «малютки» на маломощных пластах, используя опыт очистников шахт №8, «Зиминки-Капитальной», а теперь вот — и шахты имени Калинина. Потому как не должно мириться с огромными «ножницами» между высшим достижением и тремя-четырьмя тысячами тонн, что нередко добывали за месяц «арками» на шахтах.

Вот благодаря чему добились калининцы рекорда. «Щиты любят скорость», — учил Райдер. Чтобы ее значительно поднять, вопреки принятым правилам, его бригада увеличила численность людей на смене — до трех забойщиков и двух взрывников. Оказалось, что им под «малюткой» вовсе не тесно! И щит устремился вниз с небывалой скоростью 6-7 метров в сутки, опережая горное давление. Кроме того, при монтаже перекрытия были приняты все меры, чтобы создать исключительно безопасные условия работы для забойщиков. Над каждой углеспускной печью подвесили металлическую предохранительную решетку, подвесили под перекрытием канат, а на входную сбойку — металлический канатный трап. Все эти и другие тонкости калининцев после рекорда стали достоянием всех горняков рудника.

Спустя 43 года В.В. Гонтовский, «имевший неосторожность или счастье поработать начальником участка», вспомнил и дополнил, как состоялся рекорд:

— Тогда на шахте сложилась непростая обстановка с наличием очистных забоев. При месячном планировании недобирали с десяток тысяч тонн. Руководители шахты решили склонить наш участок на повышенную добычу и дать 20 тысяч тонн. То есть пойти на всесоюзный рекорд. Участок наш постоянно выполнял планы, но я был против такого намерения руководства, потому что представлял, какая огромнейшая нагрузка ляжет на проходчиков и бурмашинистов. Дать с пласта мощностью около двух метров арочными щитами 1,6-1,8 метра 20 тысяч тонн — на это не хватит даже двух угольных столбов. Для этого надо пробурить шесть скважин, закрепить шесть печей, пройти сквозную сбойку, в которой и двоим тесно… Все сделать в двойном объеме по сравнению с мощными щитами, а в одну печь четыре проходчика не поставишь. Руководство шахты все же склонило Райдера, а он — меня.

— Александр Яковлевич был по возрасту самым старшим на участке, — продолжает Всеволод Васильевич. — Мне кажется, он мог в шахте делать все. Для него там не было невозможного. В любой выработке мог дать фору всякому и по объему выполненной работы, и по ее качеству. Думаю, если бы его послали даже сталь варить, он бы раз посмотрел, а на следующий день сварил. Немногословный, он все неполадки в шахте замечал, подсказывал, устранял. Да и люди в бригаде подобрались рукастые: все как на подбор роста метр 65, крепкие. Да еще и проходчики Николая Николаевича Колесниченко тогда сумели выполнить все, что требовалось для скоростной отработки угольных столбов. На торжественном собрании в честь высокого достижения слово предоставили Райдеру. Он вышел на трибуну и только и сказал: «Работать надо». Ни слова о партии и правительстве, ни о вдохновенном труде ради выполнения грандиозных планов строительства коммунизма. Председатель комитета профсоюза Темит меня даже упрекнул: мол, подготовить надо было бригадира к выступлению. Лет через десять позже встретил я Темита, разговорились, и Иван Михайлович признался, что не забыл те слова Райдера: «Работать надо». А не болтовней на митингах заниматься.

Щиты — на обе лопатки

С начала 60-х годов прошлого столетия на шахте имени Калинина блистало «ожерелье» высококлассных бригадиров, среди них — щитовики С.М. Дмитриенко, А.Я. Райдер, К.К. Штрак. И все же от горняков можно было услышать категоричное суждение:

— Нет у нас на шахте горнорабочего очистного забоя лучшего, чем Райдер. Со временем, может быть, и появится. А пока такого нет.

Рекорд, установленный с помощью арочного щита, не был первым для его бригады. Как утверждала местная газета, именно на 5-м участке «Калининки» возникло движение, подхваченное на руднике, — наращивать производительность щитовых забоев. В начале 60-х участком руководил неутомимый организатор многих славных дел В.А. Литвинов, который нашел в лице Райдера прекрасного проводника своих технологических задумок. Опытнейший забойщик, Александр Яковлевич вызывал у коллег восхищение мастерством вождения эластичных щитовых перекрытий, которые он, как выражались его коллеги, блестяще «клал на обе лопатки». О нем говорили: «Не может работать без отдачи делу всего себя». Рядом с ним матерели как щитовики Иван Слепов, Федор Чертан, Алексей Бурдюк и другие товарищи по труду.

И вот в июле 1964-го коллектив решился на рекордную скоростную отработку пласта Двойного мощностью 5 метров. Цель была — дать максимум угля при минимуме затрат. Ведь в среднем по шахте себестоимость тонны угля была тогда 6,74 рубля — много! С первого дня бригада стала опережать даже «повышенный» график, суточная добыча перевалила за 1 000 тонн. Не было на шахте человека, который не следил за тем, как идут дела у Райдера. Через 23 дня добыты 22 200 тонн, и пал рекорд рудника. Еще через трое суток был бит рекорд бассейна, установленный тайбинцами, — 25 500 тонн. За 31 сутки из-под шестисекционного щита выдали 31 725 тонн! Это достижение назвали мировым рекордом. На каждую из добытых тонн горняки затратили всего 101 копейку! И это тоже явилось высшим достижением.

Коллектив продолжал отлично отрабатывать пласт 1-й Внутренний и в том году выдал на-гора из-под эластичных щитов 125 тысяч тонн угля. Большего сумела достичь только бригада Кашфи Сахаева. 10 тысяч тонн в среднем за месяц — еще несколько лет назад это был рекордный показатель, ставший для калининцев нормой. Не одно десятилетие коллектив Александа Яковлевича Райдера неизменно лидировал в соревновании щитовых бригад шахты и рудника. Такого продолжительного успешного труда немногие смогли достичь.

Мастерски добывал Райдер уголь и с помощью жестких щитов. Когда на шахте добавились к ним скреперные установки (УСЩ), его бригада и тут добивалась высокой добычи. Причем не боялась неизведанного, смело шла на применение технологических новшеств. Так было и при УСЩ в конце 70-х. Обычно под щитом проходили две печи — вентиляционную и грузовую. Райдеровцы под руководством начальника участка М.Н. Смышляева решили пробить три, чтобы две из них были грузовые. Угольный столб под пятисекционным щитом оказался как бы разделенным на две части. Поэтому в забое (впервые в горняцкой практике) применили не одну, а две скреперные установки и лебедки с дистанционным управлением. Производительность бригады значительно повысилась. За смену под щитом четыре забойщика и два мастера-взрывника использовали до 200 шпуров. Добыча угля превысила 1 000 тонн в сутки, а максимальная составила 1 417 тонн, что невозможно было достичь без четко отлаженных действий всех звеньев бригады, как это умел делать Александр Яковлевич, без безупречной трудовой дисциплины.

За фасадом славы

Удивительно, но факт: Александр Яковлевич отработал на «Калининке» 54 года и оставил шахту в возрасте 70 лет. Редчайший случай! Одна из четырех его дочерей, Мария Александровна, рассказала, что даже после того, как отец ушел на заслуженный отдых, очистники обращались к нему с предложением — на время скоростных отработок вернуться и возглавить бригаду.

Вырастил Райдер четырех дочерей, помог им получить хорошее образование, а сам, как ни странно, так и не научился даже читать. На предложение вступить в партию отвечал: «Не достоин». Наверное, и поэтому почетный шахтер, неоднократный всесоюзный щитовик-рекордсмен удостоен был лишь знаков «Шахтерская слава» двух степеней. Дочери помнят, что был и такой случай: орден, предназначавшийся их отцу, ушел к другому шахтеру, а он, конечно, переживал и все годы, до кончины в мае 2011 года, таил обиду в себе…

Когда в 90-е годы начался массовый исход русских немцев в Германию, Александр Яковлевич твердо сказал: «Там мне делать нечего!» И остался навсегда в Прокопьевске.

Главная » Архив 2008-2014 » 2013 | 02 Март-апрель » Забойщик №1

Просмотров всего 1942333 сегодня 25 вчера 425 сейчас 1