Архив 2008-2014 » 2013 | 06 Ноябрь-декабрь

Время универсификации

Профессиональные отряды ВГСЧ передадут часть своих функций вспомогательным горноспасательным командам, сформированным из штатных работников шахт и разрезов.

По официальным данным, только за один минувший год и только в Кузбассе инвестиции в безопасность шахтерского труда достигли 5,5 миллиарда рублей (почти в полтора раза больше, чем в 2011-м). А за последние десять лет в эту сферу вложено более 37 миллиардов. Но, как доказывают результаты расследования большинства аварий и несчастных случаев, главной причиной ЧП в углепроме остается человеческий фактор: неудовлетворительная организация работ, несоблюдение норм и правил безопасности, нарушения производственной дисциплины. Как с этим бороться? На последнем кемеровском совещании, в котором участвовали представители угольных компаний, контролирующих органов, заинтересованных министерств и ведомств, неоднократно звучало, что необходимо усилить ответственность собственников, руководителей и шахтеров. А Александр Син, начальник Управления ВГСЧ МЧС России, представил известное с советских времен, но забытое средство: создание вспомогательных горноспасательных команд (ВГК).

— Они должны стать инструментом для воспитания духа безопасного шахтерского труда, — сказал Син. — Воспитания людей, которые не должны допустить аварии. А если она все-таки случится, действовать так, чтобы выжить самому и помочь выжить коллегам.

Сторонники создания добровольческих команд начали с изучения мирового опыта, а затем сформировали правовую основу. Федеральный закон №22 от 4 марта 2013 года, обязывающий территориальные подразделения МЧС создавать вспомогательные горноспасательные команды на производствах 1-го и 2-го класса опасности, вступает в силу 1 января 2014-го. Срок исполнения документа — в течение года.

— В законе есть понятие ВГК, требования и порядок их создания, а как именно они будут работать — это решат собственники предприятий, — уточнил Александр Син. — Но ясно, что для подготовки таких команд нужна нормальная тренировочная база.

Как раз поэтому в Новокузнецке строится национальный аэромобильный горноспасательный центр. Учебно-тренировочный корпус и общежития для тех, кто приедет учиться, сдадут в эксплуатацию в следующем году. А технологический модуль и спортивный комплекс с вертолетной площадкой и автомобильными боксами — в 2015-м.

Строительство объекта общей стоимостью 3,5 миллиарда федеральных рублей идет с отставанием от графика на два с половиной месяца.

Как пояснил Александр Син, причина в том, что проектировщики изначально допустили ошибку: не учли сейсмичность района. Недочет обнаружили на стадии прохождения экспертизы. В итоге пришлось перепроектировать фундамент, усиливать его дополнительными сваями. Но в любом случае опасения, что стройка будет заморожена из-за отсутствия финансирования, сильно преувеличены. В 2016-м центр уже должен заработать в полную силу.

При помощи 3D-моделирования для слушателей будет воспроизводиться обстановка любой конкретной шахты или разреза, различные варианты ЧС. А применить полученные знания на практике поможет учебная шахта с настоящим оборудованием, расположенная в технологическом модуле.

— Я буду предлагать, чтобы через этот центр проходили все вновь поступающие на угольные предприятия кадры, — заявил Александр Син.— Чтобы они могли психологически и морально подготовиться к практической работе. Кроме того, все испытания будут проводиться под контролем врачей.

По словам главного горноспасателя России, есть еще один веский довод в пользу воссоздания добровольческой службы: отряды ВГСЧ в силу целого ряда объективных причин добираются к месту аварии лишь спустя часы.

— И какая может быть эффективность ликвидации? — продолжает Александр Син. — Но есть пример, когда на шахте «Березовской» в Кузбассе два члена ВГК потушили горящую ленту на приводном барабане в конвейерном штреке, не дали шахте сгореть. Наша задача — подобные действия превратить в систему. В мире существует три вида горноспасательного обслуживания: только командами добровольцев, только профессионалами (как в России, Китае, Украине и Казахстане) и смешанное. У нас будет, скорее всего, третий вариант. Это позволит снизить нагрузку на бизнес, учитывая современное положение отрасли на рынке. От владельцев предприятий зависит, появится ли в угледобывающей отрасли армия безопасных работников. Думаю, просто нужно будет как-то стимулировать этих людей, уделить им внимание, как это делается во всем мире. А со временем, когда вспомогательная служба заработает, ей на законных основаниях можно будет доверить многие технические задачи.

— Мне лично это предложение нравится гораздо больше, чем меры по ужесточению уголовной и административной ответственности за нарушение норм и правил безопасности в отрасли, — закрыл тему заместитель министра энергетики РФ по вопросам угольной промышленности Анатолий Яновский.

Юлия Потапова

В Кузбассе до 2025 года будет ликвидировано 25 угольных шахт и разрезов

13 предприятий закроются по причине полной отработки запасов, а остальные — из-за большой убыточности и нерентабельности. В этом списке — шахты Киселевска и Прокопьевска, построенные в 20-40-х годах прошлого века, имеющие сложные горно-геологические условия. Часть предприятий закрылись еще в 1990-е, но и большинство тех, что ожидают своей очереди, уже фактически не работают. Между тем там числится 11 тысяч шахтеров. А на горных отводах расположены школы, детсады, больницы и другие социальные объекты и более 11,5 тысячи домов, которые стали опасными для жизни.
— Особенно сложная ситуация складывается в Прокопьевске с населением в 205 тысяч человек, — подчеркнул Андрей Гаммершмидт, заместитель губернатора Кемеровской области по угольной промышленности и энергетике. — Там под городом — еще один, подземный город: протяженность горных выработок достигает 360 километров, и большая их часть затоплена. Причем наиболее тяжелое положение у шахты «Коксовая-2», расположенной в самом центре города и не имеющей собственника.
В качестве негативного примера эту шахту приводит Михаил Сербинович, заместитель руководителя Сибирского управления Ростехнадзора. По его словам, сегодня вообще очень распространена ситуация, когда собственники принимают решение о продаже шахт, добыча угля на которых близка к завершению. А новые владельцы, не представляя объемов затрат на поддержание предприятия, не обладая достаточным резервом денежных средств, прекращают финансирование и приостанавливают горные работы. В то же время, как подчеркнул Анатолий Яновский, заместитель министра энергетики РФ, вопросы ликвидации опасных производственных объектов, находящихся в процедуре банкротства, сегодня законодательно не урегулированы.

 

В Кузбассе до 2025 года будет ликвидировано 25 угольных шахт и разрезов

13 предприятий закроются по причине полной отработки запасов, а остальные — из-за большой убыточности и нерентабельности. В этом списке — шахты Киселевска и Прокопьевска, построенные в 20-40-х годах прошлого века, имеющие сложные горно-геологические условия. Часть предприятий закрылись еще в 1990-е, но и большинство тех, что ожидают своей очереди, уже фактически не работают. Между тем там числится 11 тысяч шахтеров. А на горных отводах расположены школы, детсады, больницы и другие социальные объекты и более 11,5 тысячи домов, которые стали опасными для жизни.

— Особенно сложная ситуация складывается в Прокопьевске с населением в 205 тысяч человек, — подчеркнул Андрей Гаммершмидт, заместитель губернатора Кемеровской области по угольной промышленности и энергетике. — Там под городом — еще один, подземный город: протяженность горных выработок достигает 360 километров, и большая их часть затоплена. Причем наиболее тяжелое положение у шахты «Коксовая-2», расположенной в самом центре города и не имеющей собственника.

 

В качестве негативного примера эту шахту приводит Михаил Сербинович, заместитель руководителя Сибирского управления Ростехнадзора. По его словам, сегодня вообще очень распространена ситуация, когда собственники принимают решение о продаже шахт, добыча угля на которых близка к завершению. А новые владельцы, не представляя объемов затрат на поддержание предприятия, не обладая достаточным резервом денежных средств, прекращают финансирование и приостанавливают горные работы. В то же время, как подчеркнул Анатолий Яновский, заместитель министра энергетики РФ, вопросы ликвидации опасных производственных объектов, находящихся в процедуре банкротства, сегодня законодательно не урегулированы.

Главная » Архив 2008-2014 » 2013 | 06 Ноябрь-декабрь » Время универсификации

Просмотров всего 1912902 сегодня 178 вчера 543 сейчас 10